Работаем по всей России
8-911-223-33-04
8-906-262-29-52
info@gociss.ru


Продовольственная проблема: изобилие или качество

Ключевым компонентом повышения качества жизни населения в России признана проблема рационального питания. Согласно новой Доктрине продовольственной безопасности качество питания определяет здоровье нации, влияет на демографическую ситуацию в целом, и является базовым элементом национальной безопасности страны.

Тенденция осмысления взаимосвязи качества питания и состояния главного богатства любого государства – здоровья граждан характерна не только для нашей страны. Проблемы питания населения рассматриваются с позиции международного сотрудничества, в связи с этим в мире возникают научно исследовательские институты питания международного уровня. Так в 1995 г. создан Институт питания и сельского хозяйства при ООН (г. Будапешт); в 1997 г. организован Объединенный Североамериканский Совет по вопросам питания; в Японии работает институт по сохранению и развитию национальной культуры питания; в Испании открылся Университет научной кулинарии. Деятельность этих институтов актуализирует проблему всестороннего изучения взаимосвязи качества и обеспечения рационального питания с качеством и уровнем жизни населения.

Значение питания в решении множества социально – экономических задач нельзя переоценить. В нашей стране этот постулат имел реальное практическое подтверждение в течении всего периода строительства коммунистического общества. В 1980 году СCCР, по оценкам ФАО — Международной организации в области сельского хозяйства и продовольствия, — входил в десятку стран мира с наилучшим питанием. Население странно имело серьезные претензии к системе распределения продуктов, но система их производства была едва ли не одной из самых мощных, экологически ориентированных и безопасных в мире.

Смена экономической парадигмы, модификация политических ориентиров привели к глубочайшей трансформации многих хозяйственно – экономических процессов в обществе, в том числе и в системе производства продуктов питания. Это привело к глобальному искажению сложившегося ранее соотношения импорта и экспорта сельхозпродукции, вплоть до констатации факта угрозы продовольственной безопасности страны. Была в корне изменена структура питания населения нашей страны, появилось большое количество компонентов ранее не использовавшихся в питании (пальмовое масло, ускорители брожения, модифицированные продукты).

В исследованиях постперестроечного периода проблема резкой трансформации, как стереотипов пищевого поведения, так и рациона питания населения поднималась неоднократно. Это беспокойство вполне оправдано, так как на фоне снижения продовольственной безопасности очень остро встали вопросы стремительно ухудшающегося здоровья граждан. Изучение этих вопросов осуществляется и с точки зрения достаточно традиционного исследовательского инструментария – физиологически обоснованных расчетов, так и имеют место весьма неординарные по методологии подходы, например, основанные натеореме Алесковского.

Анализ фактического питания в Российской Федерации свидетельствует о дефиците ряда важнейших микронутриентов, в т. ч. незаменимых микроэлементов. Отсутствие сбалансированного питания является одной из причин возникновения среди населения алиментарно-зависимых заболеваний. Потребление на душу населения ниже рекомендуемого уровня мяса, молока и молочных продуктов, рыбы, яиц, овощей, фруктов, приводит к недостатку белка, витаминов – «С», группы В, микроэлементов, энергии. Низкий уровень потребления полноценного белка, витаминов, ряда минеральных веществ, несбалансированность питания, обусловливают рост таких алиментарнозависимых состояний как: анемия, сахарный диабет, гастрит, сердечно-сосудистые заболевания, заболевания обмена веществ, в т. ч. ожирения. Болезни, связанные с дефицитом йода в организме человека, составляют значительную часть от всех болезней эндокринной системы.[2]По данным исследований РАМН, в современной России по сравнению с уровнем 1990 года снизилось потребление молочных продуктов на 17%, растительного масла на 19%, на четверть произошел спад потребление мяса, и почти вдвое (46%), – рыбопродуктов. Особенно страдают дети - железодефицитные анемии характерны для 30-50% российских малышей, 20-30% имеют пищевую аллергию, а более 50% - рахит. Специалисты констатируют возврат страны по структуре питания на уровень 1950 - 60-х годов.

Одной из актуальнейших и неразрешимых проблем современного российского общества является то, что доходы более половины населения страны не позволяют ни организовать полноценное питание в домашних условиях, ни пользоваться услугами качественного общественного питания.

На среднюю номинально начисленную заработную плату в РСФСР в 1990 г. можно было купить 95,9 кг говядины, или 1010 литров молока, или 776,9 кг хлеба пшеничного 1 сорта. В 2000 г. на среднюю месячную зарплату можно было купить 38,6 кг говядины, 302,2 литра молока или 220,4 кг такого же хлеба. Вследствие резкого расслоения по доходам произошел значительный спад потребления ценных продуктов питания среди бедного населения, которое не имеет возможности приобретать даже необходимые для здоровья продукты.

Часть россиян трудоспособного возраста долгое время находилась на грани между бедностью и нищетой, не обеспечивая даже своего физического восстановления на уровне необходимого количества калорий. Вместе с тем эпидемиологические исследования свидетельствуют о том, что недостаточное и несбалансированное питание может быть сопоставимо с ролью генетических факторов и активных химических или инфекционных воздействий.

Современная ситуация несколько изменилась – покупательная способность среднедушевых денежных доходов за последнее десятилетие выросла, хотя для среднего размера пособий, пенсий и стипендий этот показатель остался явно неудовлетворительным [6]. Однако пришла беда откуда не ждали – купить продукты в необходимых, нормативно обоснованных объемах можно, но только не заданного физиологически обоснованного качества.

В погоне за ростом эффективности производства пищевых продуктов предприятия – производители давно перешли планку дозволенного. Ярким примером пусть и экспериментального, а не массового подхода является создание японскими учеными необычного решения проблемы продовольственного обеспечения - ими изобретен способ синтеза съедобного мяса из человеческих нечистот, (DigitalTrends). Изобрел этот прогрессивный метод, обеспечивающий человечеству замкнутый цикл питания Мицуюки Икеда. С точки зрения физиологов претензий к протеину полученному в результате бактериальной переработки нечисот нет – 63% белков, 25% углеводов, 3% жиров и 9% минералов. К этому протеину немного красного красителя, сои и усилителя вкуса – стейк готов и мясную промышленность можно не беспокоить.

Идея о том, как накормить дешево и сытно, озвучен в основополагающем труде Маркса. В 22-ой главе первого тома "Капитала" можно прочитать: "Пять фунтов ячменя, пять фунтов кукурузы, на 3 пенса селедок, на 1 пенс соли, на 1 пенс уксуса, на 2 пенса перцу и зелени, итого на сумму 20,3 пенса получается суп на 64 человека".Маркс приводит этот рецепт, как пример того, какими способами жадные капиталисты стараются подешевле прокормить своих рабочих, и указывает имя автора: один американский краснобай, возведенный в баронское звание янки Бенджамин Томпсон, он же граф Румфорд".

Примечательно, что при разработке этого рецепта граф руководствовался преобладавшей тогда теорией алхимика Яна ван Гельмонта, по которой главная пища растений — это вода. В растении она разлагается на составные части, а уж из них строится растительная материя. "Навоз, которым удобряют растения, — писал граф, — служит скорее для того, чтобы подготовить воду к разложению, чем для того, чтобы непосредственно питать растение". То же, считал Румфорд, верно и для животных, только тут "катализатором", как мы бы сказали сегодня, разложения воды служит не навоз, а твердые вещества пищи. Из этого он сделал логичный вывод, что лучшим и самым питательным блюдом будет суп.

Таким образом, идея не нова, правда современные инновационные технологии перевели образность подхода трехсотлетней давности во вполне конкретную технологию обратной переработки.

Естественно, это частный случай, однако мясопродукты (колбаса и сосиски) с содержанием мяса на уровне 7-10% давно стали реалиями наших домашних холодильников. А завсегдатаи магазинных прилавков красивейшие генномодифицированные фрукты и овощи давно радуют скорее глаз, чем желудок.

Насколько оправдан такой подход? Что важнее полные прилавки произведенной, а не выращенной еды или весьма ограниченный ассортимент полезных продуктов? Гарантированная высокая эффективность производителей продуктов или снижение уровня заболеваемости населения? Попытка решить эти вопросы с помощью рыночного механизма саморегуляции не дает надежды – шитбургер побеждает.

Еще Ф. Энгельс в свое время предупреждал, что «не будем, однако, слишком обольщаться нашими победами над природой. За каждую такую победу она нам мстит. Каждая из этих побед имеет, правда, в первую очередь те последствия, на которые мы рассчитывали, но во вторую и третью очередь совсем другие, непредвиденные последствия, которые очень часто уничтожают значение первых».

В реальной действительности коренные изменения в области науки и техники обнаруживают как положительные, так и отрицательные стороны. Общество, учитывая противоречивый характер появляющихся инноваций, должно в системе управления прогрессом, использовать различные механизмы и средства, способствующие достижению положительных социальных результатов и поиску средств борьбы с негативными последствиями.

Социальные последствия прогресса по характеру и форме принято делить на:

В большинстве случаев, как предсказывали в свое время К. Маркс и Ф. Энгельс, у общества имеются возможности предугадывать отдаленные последствия и подчинять их своим интересам.

С этой позиции становится абсолютно ясно - общество будет вынуждено заплатить за товарное изобилие и сверхприбыли производителей и продавцов своим здоровьем. Допустим это справедливая цена за наполненный бюджет и возможность удовлетворить любую потребность. Но как долго продлится это торжество эффективности над качеством? Что еще способно повлиять на этот выбор?

Интересную версию, трактующую расстановку сил на российском продовольственном рынке, дает в своих исследованиях Барсукова С.Ю.. Ею анализируется роль дискурса о патриотизме в функционировании российского продовольственного сектора. Предметом исследований являются меры, при помощи которых государство проводит политику импортозамещения и повышения экспортного потенциала агробизнеса. Автор утверждает, что за понятием патриотизма скрывается поле интерпретационных возможностей, опираясь на которые производители продовольствия пытаются заручиться помощью правительства как ресурсом развития бизнеса.

Так примером одной из самых крупных проверок патриотизма стал запрет на импорт американской курятины с 1 января 2010 г. Объяснялось это тем, что технология американских фабрик предполагает использование в качестве дезинфектанта хлор. Американское мясо не поставляется в Европу именно поэтому: в США используют 32 дезинфектанта, в РФ — 18, а в Европе их не используют впринципе.Данная технология использовалась в США всегда, но за последнее десятилетие (а тем более в 90-х прошлого столетия) об этом никто не вспоминал. В августе 2010 г. запрет сняли, на российских условиях и американцы вынуждены были поменять технологию. Однако о здоровье россиян и вредности хлора задумались лишь тогда, когда отечественный птицепром оказался готов заменить импорт. Годом раньше возможность дефицита страшила больше, чем хлор.

Таким образом, государственная политика по вопросу обеспечения здорового питания россиян не всегда подтверждена в практической реализации. То есть забота провозглашена, но фактически реализуется только когда не пересекается с экономическими и политическими интересами, и не разбивается о коррупционные барьеры.

В поиске ответа на вопрос о приоритетах хотелось бы опереться на экономикосоциологическую концепцию, предложенную Г. Беккером и позволяющие объяснять феномен «здоровье» и отношение к нему индивида и социума. Теория капитала позволяет рассмотреть здоровье в рамках человеческого и социального капиталов, в том числе с учетом их конвертации друг в друга. К человеческому капиталу Г. Беккер отнес нормы, ценности, знания, умения, опыт человека, а также его здоровье – все это может приносить доход (отдачу), что является условием при принятии решений о вложении инвестиций в эти составляющие. Наряду с инвестициями в человеческий капитал – обучение по месту работы, образование и получение информации – Г. Беккер рассматривает и вложения в здоровье (эмоциональное и физическое).

Усиление социальной ориентации является одной из главных закономерностей экономического прогресса и важнейшим условием ускорения общественного развития. Становление государств благосостояния во многих странах Западной Европы началось именно с программ в области охраны здоровья. Их основное содержание – удовлетворение потребностей настоящего поколения таким образом, чтобы не вызвать вредного влияния на здоровье человека и окружающую среду, не нанести ущерба ресурсной базе человечества и тем самым не снизить возможности будущих поколений обеспечить свои потребности. В центре стратегии устойчивого развития (sustainable development) стоит человек, его право на здоровую и продуктивную жизнь в гармонии с природой. Неотъемлемая составная часть стратегии устойчивого развития, формирующая ее социальное измерение, – здоровье работающих.

В английском языке «устойчивое развитие» отраженно выражением «sustainable development» При этом слово «sustainable» буквально означает «поддерживающий жизнь» или «жизнеподдерживающий» - в аналогии к нашей терминологии это «здоровьесберегающий». Именно термин «sustainable development» был специально введен Международной комиссией ООН по окружающей среде и развитию (МКОСР) в 1987 г. для обозначения такого развития, при котором «удовлетворение потребностей настоящего времени не подрывает способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности». Устойчивое развитие относится к объединению социальных, экономических и экологических целей высокого качества. «Устойчивое развитие» ставится в противовес «стабильному росту» и рассматривается как способ выстраивания взаимоотношения человека и окружающей его действительности.

Необходимо осознать, что экономические цели и эффективность отдельных производителей не могут быть основой принятие решений. Реальный мир, в отличии от придуманного находящегося в головах исследователей, ориентированных на рост эффективности любой ценой, не прощает нарушения правил. Высокорентабельное производство продуктов питания, потребление которых грозит человечеству потерей здоровья, не позволяет считать такую деятельность эффективной. Бессмысленно искать более дешевые способы для медленного уничтожения себе подобных.

Единственная модель увязки интересов государства, бизнеса и населения - это модель развития цивилизации на базе инноваций, при которой достигается удовлетворение жизненных потребностей нынешнего поколения вместе с сохранением окружающей среды, укреплением личностного и общественного здоровья, и без лишения такой возможности будущих поколений.

Прогресс в целом и инновационные достижения в отдельных отраслях оказывают не только благоприятное влияние на окружающую среду, на условия жизни человеческого общества, но и наносят непоправимый вред, создавая порой угрозу существованию человечества. Поэтому в законодательном порядке необходимо установить жесткие социальные ограничения создания и использования в общественном производстве достижений научно-технической мысли. Сложившаяся в современном мире ситуация обусловила перевод многих естественных прав человека, которые ранее реализовывались автоматически (например, право на чистую воду, чистый воздух и т. д.), в закрепленные в законодательстве и охраняемые законом; появляются новые права, такие как право граждан на получение информации. Это реальные механизмы сохранения самого главного капитала государства – здоровья людей.

Индустрия питания в своем развитии находит оптимальные решения проблемы нехватки продовольствия при помощи инновационных технологий, социально-экономический эффект, от которых до конца не определен, и может отрицательно повлиять на качество жизни. С этой точки зрения в отношении питания населения, которое является ключевым социальным индикатором любого общества, недопустимо нейтральное отношение государства к доминантным положениям в области качественного питания. Необходим целый комплекс мер, включающий образовательные программы, информационные каналы связи с общественностью, нормативно – правовые меры для обеспечения стимулирования предприятий индустрии питания к производству качественных продуктов и услуг по предоставлению сбалансированного питания своим потребителям.

Кроме этого особое внимание необходимо уделить созданию механизмов, обеспечивающих экономическую доступность качественного питания. Этот вопрос решается путем роста материального благосостояния работающих, и совершенствованием механизма и принципов конкурсного закупа продуктов для систем питания малообеспеченных контингентов, финансируемых из бюджетных источников. Экономическая доступность связана и с совершенствованием каналов распределения экологически чистой продукции путем создания электронных площадок, что позволит решать вопросы занятости сельского населения и адресного производства, исключающего наличие перекупщиков. Только таким образом, можно добиться синергетического эффекта и создать механизмы, ориентированные на устойчивое развитие общества в целом и здоровьесбережение различных социальных групп населения.




Социальные взаимодействия в транзитивном обществе: сб. науч. тр. - Новосибирск: НГУЭУ 2012.- Выпуск XIV. - 318 с.,с. 226 - 234.

Л.Н.Рождественская Новосибирский государственный технический университет, доцент кафедры технологии и организации пищевых производств, к.э.н.: АНО "Институт отраслевого питания" (Москва), с.н.с. научно - методического отдела
http://www.haccp-control.ru


Оформить заявку


Консультация


Звонок